a_hramov (a_hramov) wrote,
a_hramov
a_hramov

Category:

Конвенция о правах инвалидов


Наш Президент Медведев решил подписать Конвенцию ООН о правах инвалидов от 2006 г.
В связи с этим возникает ряд проблем и вопросов, которым посвящен этот текст. Как Вы понимаете, он написан не для форума, а для чиновников. Потому интересные идеи и мысли по этому поводу могут оказаться полезны.

Последствия возникающие в сфере законодательства и правоприменения в связи c вступлением в действие для России Конвенции ООН о правах инвалидов

Конвенция ООН о правах инвалидов от 13 декабря 2006 г. в целом носит достаточно декларативный характер, представляя собой более заявление о намерениях, а также не содержит конкретного механизма принудительного ее исполнения для каждого инвалида.
Отметим также, что во многом она основана на уже действующих и одобренных Россией международных документах и не содержит каких-либо существенных новелл, состоящих в принципиальном пересмотре подхода к конкретным вопросам.
Таким образом, действующее российское законодательство в целом уже соответствует требованиям, предъявляемым конвенцией, а имеющиеся нарушения прав инвалидов (увы, нередкие) вызваны не конфликтом норм внутреннего законодательства и конвенции, а нарушением норм внутреннего законодательства в рамках правоприменения или конфликтом отдельных внутренних норм между собой.
Тем не менее, существует ряд положений конвенции, которые входят в противоречие с существующим правовым регулированием и правоприменительной практикой в Российской Федерации, что влечет за собой необходимость корректирования внутреннего законодательства для того, чтобы привести его в соответствие с нормами Конвенции.
Здесь они представлены не в порядке значимости, а в порядке очередности по тексту конвенции.

Подпункт h) пункта 1 статьи 4, пункт 3 статьи 23

государства-участники обязуются предоставлять инвалидам доступную информацию о средствах, облегчающих мобильность, устройствах и ассистивных технологиях, в том числе новых технологиях, а также других формах помощи, вспомогательных услугах и объектах…
3. Государства-участники обеспечивают, чтобы дети-инвалиды имели равные права в отношении семейной жизни. Для реализации этих прав и недопущения сокрытия детей-инвалидов, их оставления, уклонения от ухода за ними и их сегрегации государства-участники обязуются с самого начала снабжать детей-инвалидов и их семьи всесторонней информацией, услугами и поддержкой.


Необходимо отметить, что несмотря на формальное декларирование принципа свободы информации и права доступа граждан к информации, не существует прямой нормы, обязывающей предоставлять инвалидам такую информацию, а также регулирующей порядок предоставления такой информации и право требования инвалидами такой информации.
Даже когда речь идет об информации, предоставляемой в соответствии с законом, практический доступ к ней крайне затруднителен. Например, органы ФСС обязаны раскрывать информацию о приобретаемых за счет бюджета средствах технической реабилитации инвалидов, согласно требованиям закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд». Действительно, такая информация раскрывается в интернете – однако формат ее предоставления таков, что узнать действительно актуальные для инвалида сведения (например, об ассортименте и количестве закупленных средств технической реабилитации) практически невозможно.
Между тем, положение в сфере информирования инвалидов является чрезвычайно тяжелым, а вопрос об информировании – актуальным. Сплошь и рядом инвалиды узнают о различных льготах, услугах и формах помощи, на которые они вправе претендовать, случайно и спустя длительное время.
Считаем необходимым принятие нормативного акта, который бы установил минимальный объем информации, которая должна доводиться до инвалидов обязательно и в доступной для них форме, а также порядок доведения и ответственный за это государственный орган.

Подпункт b) пункта 1, подпункт b) пункта 2 статьи 8

Государства-участники обязуются принимать безотлагательные, эффективные и надлежащие меры к тому, чтобы вести борьбу со стереотипами, предрассудками и вредными обычаями в отношении инвалидов, в том числе на почве половой принадлежности и возраста, во всех сферах жизни.
Принимаемые с этой целью меры включают воспитание на всех уровнях системы образования, в том числе у всех детей начиная с раннего возраста, уважительного отношения к правам инвалидов.


Поставленная проблема чрезвычайно актуальна. Фактически главным препятствием для интегрированного образования инвалидов и серьезной проблемой, с которой сталкиваются практически все семьи инвалидов, пошедших по этому пути – является отсутствие воспитания у детей и педагогов уважительного отношения к инвалидам, отсутствие знания об их возможностях и правах.
Сплошь и рядом педагоги и чиновники системы образования находятся в плену стереотипов прошлого, которые они проецируют на учащихся, воспитанников, их родителей – в результате чего формируется негативный климат вокруг инвалидов, инициируются акции «общественного протеста» (петиции родителей и т.п.) по выведению инвалидов из учреждений массового образования.
Считаем, что на уровне органов управления образованием должно быть зафиксирована и доведена инструктивным порядком до исполнителей необходимость воспитания уважительного отношения к инвалидам. Все же факты подобных конфликтов между инвалидами, работниками системы образования, остальными учащимися и их родителями – должны тщательно расследоваться, к ним должно быть привлечено повышенное внимание.

Статья 13

1. Государства-участники обеспечивают инвалидам наравне с другими эффективный доступ к правосудию, в том числе предусматривая процессуальные и соответствующие возрасту коррективы, облегчающие выполнение теми своей эффективной роли прямых и косвенных участников, в том числе свидетелей, во всех стадиях юридического процесса, включая стадию расследования и другие стадии предварительного производства.
2. Чтобы содействовать обеспечению инвалидам эффективного доступа к правосудию, государства-участники способствуют надлежащему обучению лиц, работающих в сфере отправления правосудия, в том числе в полиции и пенитенциарной системе.


Здесь имеет место один весьма частный, но тем не менее актуальный вопрос. Весьма часто доступ к правосудию связан с необходимостью для инвалида иметь своего судебного представителя.
Действующее законодательство предполагает, как правило, наличие нотариально удостоверенной доверенности для удостоверения полномочий представителя.
Между тем нотариусы, желая снизить для себя возможные риски, крайне неохотно идут на удостоверение доверенностей и сделок, совершаемых инвалидами, которые обладают особенностями поведения, восприятия, трудностями в общении, хотя и не признанными недееспособными.
Считаем, что на уровне, например, инструктивных указаний органов нотариата, должен быть сформулирован общий для всех нотариусов подход к совершению нотариальных действий инвалидами (например, учет медицинских документов, иных доказательств, подтверждающих волю и рассудок инвалидов, кроме устного прямого контакта, строгий запрет на необоснованный отказ инвалидам в совершении нотариальных действий и т.п.).

Пункт 3 статьи 16

Стремясь предотвращать проявление всех форм эксплуатации, насилия и надругательства, государства-участники обеспечивают, чтобы все учреждения и программы, предназначенные для обслуживания инвалидов, находились под эффективным наблюдением со стороны независимых органов.

Данное положение снова указывает на чрезвычайно острую и актуальную проблему. Несмотря на все усилия и успехи в области интеграции инвалидов и детей-инвалидов в общество и семьи, большое число из них до сих пор находятся в закрытых интернатах, психоневрологических интернатах и домах престарелых. Указанные учреждения являются закрытыми для общественных организаций, СМИ, а часто и проверяющих органов.
В отношении детей, а также лиц, лишенных дееспособности, руководитель данного интерната выполняет, в силу закона, функции опекуна, то есть контролирует распоряжение имуществом таких лиц, принимает решения об их образовательном маршруте, иные определяющие судьбу решения.
Известно о многочисленных (чтобы не сказать – массовых) фактах существенного нарушения прав инвалидов, в том числе и в форме эксплуатации, насилия и надругательства, в подобных учреждениях.
Наблюдение и контроль за подобными учреждениями и надлежащим исполнением функций опекунов, формально несут органы опеки и попечительства. Однако подобные органы не могут считаться в смысле конвенции «независимыми», так как они включены в ту же систему государственной исполнительной власти, что и органы социальной защиты и образования, назначающие руководителей интернатов и домов престарелых.
Считаем, что решением этой проблемы было бы установление обязательного общественного контроля за подобными учреждениями. Например, можно распространить на такие учреждения действие Федерального закона от 10.06.2008 № 76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». В настоящий момент интернаты и дома престарелых находятся вне сферы его действия.

Пункт 1 статьи 18

Государства-участники признают права инвалидов на свободу передвижения, на свободу выбора местожительства и на гражданство наравне с другими

Формально в Российской Федерации декларируется свобода передвижения в описанном объеме, никаких особых ограничений именно на инвалидов в связи с этим не существует.
Тем не менее, существует существенное препятствие для инвалидов в этой сфере, и с такими случаями мы сталкиваемся в своей практике.
Инвалиды часто жизненно нуждаются в различных медицинских и немедицинских реабилитационных мероприятиях, услугах и средствах. В соответствии с действующим законодательством, инвалидам разрабатываются индивидуальные программы реабилитации, в которых функции исполнителей указанных мероприятий указываются различные (чаще всего – государственные) организации и учреждения по месту его жительства.
Если вопрос об оказании медицинской помощи и услуг вне места жительства лица в принципе урегулирован законодательством, то вопрос об оказании иных услуг в случае переезда инвалида в другое место (например, для лечения, по семейным обстоятельствам) законодательством вовсе не урегулирован, процедуры смены исполнителей ИПР не существует. Например, у ребенка-инвалида исполнителем мероприятий по социально-психологической реабилитации указан государственный реабилитационный центр в Иркутской области (где он постоянно проживает). После переезда в Москву для длительного (многомесячного) лечения, ребенок лишился указанных реабилитационных мероприятий, так как существующие в Москве центры рассматривали ребенка как «чужого» и не имели формальных оснований брать его к себе для занятий.
Аналогичная ситуация происходит и в случае переезда ребенка-инвалида из страны в страну (например, из Украины в Россию). Несмотря на схожесть систем социальной защиты в этих странах, никакого механизма получения в России реабилитационных мероприятий, разработанных на Украине, не существует.
Таким образом, инвалиды (особенно дети-инвалиды) оказываются привязаны к государственным учреждениям образования и социальной защиты по месту своего жительства, что нарушает их право на свободу передвижения.
Считаем, что необходима разработка механизма смены исполнителей реабилитационных мероприятий для инвалида в случае его передвижения, а также заключение межгосударственных договоров со странами бывшего СССР, предусматривающих реабилитацию перемещающихся инвалидов на основе взаимности.

Пункт 2 статьи 22

2. Государства-участники охраняют конфиденциальность сведений о личности, состоянии здоровья и реабилитации инвалидов наравне с другими.

Несмотря на то, что формально действующее законодательство декларирует сохранение врачебной тайны, включая сведения о самом факте обращения за врачебной помощью, указанное положение в отношении инвалидов часто нарушается. Это может быть выражено в форме требования не предусмотренных законом медицинских справок различными социальными и образовательными учреждениями, несанкционированная инвалидом передача информации о его здоровье по месту его жительства, учебы и пр. Впоследствии эта информация широко расходится, становится предметом обсуждений, основой для давления на инвалида и пр.
Считаю, что на уровне Минздарвсоцразвития России должно быть издано положение о врачебной тайне, жестко ограничивающее циркулирование медицинской информации без санкции, без ведома и, тем более, против воли пациента.

Пункт 5 статьи 23

Государства-участники обязуются в случае, когда ближайшие родственники не в состоянии обеспечить уход за ребенком-инвалидом, прилагать все усилия к тому, чтобы организовать альтернативный уход за счет привлечения более дальних родственников, а при отсутствии такой возможности - за счет создания семейных условий для проживания ребенка в местном сообществе.

Несмотря на то, что отдельные попытки создания семейных условий для проживания детей, оставшихся без попечениия родителей (патронатные семьи, семейные детские дома) предпринимаются и нередко оказываются весьма успешными, никакой целенаправленной политики в отношении создания семейных условий именно для детей-инвалидов не ведется.
Считаем, что решением этой проблемы могло бы стать серьезное материально-бытовое стимулирование семей, желающих воспитывать детей-инвалидов, оставшихся без попечения родителей, а также создание юридических предпосылок для развития альтернативных форм опеки и попечительства (частных детских домов, специализированных поселений и пр.). Последнее невозможно без достаточно серьезных корректив в правовом регулировании вопросов опеки и попечительства вообще, не только в связи с инвалидами.

Пункты 1, подпункт е) пункта 2 статьи 24

Государства-участники признают право инвалидов на образование. В целях реализации этого права без дискриминации и на основе равенства возможностей государства-участники обеспечивают инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни
При реализации этого права государства-участники обеспечивают, чтобы:
в обстановке, максимально способствующей освоению знаний и социальному развитию, сообразно с целью полной охваченности принимались эффективные меры по организации индивидуализированной поддержки.


Несмотря на то, что право инвалидов на интегрированное образование и обучение формально признается и декларируется внутренним законодательством, в действительности такое образование только зарождается и на его пути существует множество проблем, в том числе и правовых.
Среди них можно указать ориентацию системы массового образования на результат, а не на процесс. В настоящее время в системе школьного образования отсутствуют правовые механизмы, которые позволяли бы интегрировать в среде обычных детей инвалидов, которые не могут освоить предложенную программу. Непрохождение инвалидом промежуточной и итоговой аттестации, даже в случае существенного прогресса и пользы от интеграции, автоматически, согласно ч.4 ст.17 Закона «Об образовании», приводит к вытеснению его из интегрированной образовательной среды в сегрегирующие учреждения и формы получения образования. Решение этой проблемы может заключаться в принятии к указанной статье закона поправки, допускающей учащихся с ограниченными возможностями здоровья к интегрированной образовательной среде даже в случае неполного освоения ими программы.
Кроме того, в настоящий момент отсутствуют правовое регулирование какой-либо индивидуализированной поддержки (в первую очередь – индивидуальных помощников) в системе образования, что становится прямым препятствием попыткам интеграции. Считаем, что необходимо принятие специального нормативно-правового акта об организации интегрированного образования детей с ограниченными возможностями здоровья, регулирующего порядок такой индивидуализированной поддержки, а также и финансирование соответствующих расходов.

Пункт 3 статьи 31

Государства-участники обязуются производить сбор надлежащей информации, включая статистические и исследовательские данные, позволяющей им разрабатывать и осуществлять стратегии в целях выполнения настоящей Конвенции
Государства-участники берут на себя ответственность за распространение этих статистических данных и обеспечивают их доступность для инвалидов и других лиц.


В настоящий момент важнейшая информация, касающаяся соблюдения требований конвенции и внутренних положений законодательства, практически недоступна.
Например, отсутствуют официальные сведения из государственных источниках
а) о числе детей-инвалидов, получающих обучение в интегрированной форме;
б) о числе инвалидов, изъятых из семейного окружения и их судьбе и т.п.
Присоединение России к конвенции потребует от государственных органов приложить серьезные усилия для сбора и обнародования подобной информации.
Tags: благотворительность
Subscribe

  • ПНИ и ПБ

    Звонит тут мне некий обитатель ПНИ, по его словам - недееспособный. Задает вопросы, предлагает встретиться. Я (зная порядки) спрашиваю: "А Вас…

  • Чего только не бывает

    Приходит ко мне женщина. Вопрос казалось бы элементарный - она владеет вместе с матерью квартирой и хочет понимать, каковы расклады в случае…

  • Отчет о московском велопрокате

    Даю отчет о моем использовании системы московского велопроката за сезон 2016 г. Первая поездка произошла 5 мая, последняя - 1 ноября. Всего за это…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • ПНИ и ПБ

    Звонит тут мне некий обитатель ПНИ, по его словам - недееспособный. Задает вопросы, предлагает встретиться. Я (зная порядки) спрашиваю: "А Вас…

  • Чего только не бывает

    Приходит ко мне женщина. Вопрос казалось бы элементарный - она владеет вместе с матерью квартирой и хочет понимать, каковы расклады в случае…

  • Отчет о московском велопрокате

    Даю отчет о моем использовании системы московского велопроката за сезон 2016 г. Первая поездка произошла 5 мая, последняя - 1 ноября. Всего за это…